Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Система госзакупок: как государство теряет деньги?

Опубликовано 07.12.2012

  

Государство переплачивает за госзаказ десятки миллиардов рублей. Работы либо обходятся дороже, либо вовсе не выполняются. Аудиторы Счетной палаты обнаружили масштабные нарушения при проведении конкурсов на освоение бюджетных средств. Проверки выявили, что только во втором квартале этого года лимит расходов на госконтракты был превышен на 70 миллиардов рублей. При этом есть основания полагать, что подрядчики искусственно завышают цены. В некоторых случаях стоимость услуг в договоре оказывалась выше рыночной на 500%. Эксперты подозревают, что аудиторы нашли лишь малую часть нарушений.

Цена не имеет значения. Госзаказы, за которые идет борьба между подрядчиками, где побеждает тот, кто потребует меньше всего денег, на самом деле распределяются по каким-то иным правилам. Ведь цены в итоге оказываются выше рыночных. В Счетной палате выяснили, что во втором квартале этого года такие переплаты составили более 70 миллиардов рублей. То есть в бюджете была заложена одна сумма, а потратили совсем другую. Еще 7 миллиардов вообще потрачены непонятно на что, поскольку результата по условиям контракта не достигнуто. Как так получается, нам пытается объяснить генеральный директор Центра размещения государственного заказа Александр Строганов. Вероятнее всего речь идет о сравнении цен на рынке и в контракте: "Нет методики оценки эффективности. Думаю, Счетная палата считала таким образом, что брала какие-то рыночные цены, сравнивала с полученными на торгах, и если они превышали, то считалось, что это неэффективно. Это не так, потому что сами торги - это и есть рынок в определенной точке в определенное время, и что там получилось - это есть рыночная цена", - поясняет Строганов.При этом остается загадкой, как в некоторых случаях заказчик и исполнитель приходят к определенной цене. Примеры наглядно показывают, как государство теряет деньги. К примеру, установка детских игровых комплексов в Северном округе столицы почему-то обошлась бюджету значительно дороже, чем эти работы стоят в обычных прайс-листах подрядчика. Разница в стоимости достигает в отдельных случаях 550%.Манипуляция ценами - тоже один из приемов, позволяющих высасывать деньги из бюджета, поясняет правила этого рынка председатель правления Гильдии отечественных специалистов по государственному и муниципальному заказам Ирина Кузнецова: "Мы обязываем заказчиков всегда запрашивать цены с рынка, это основной метод определения цены. А рынок у нас чрезвычайно креативный. Он быстро понял, что может, сговорившись, представлять государству какие угодно цены. И мы сейчас видим, как цены госзакупок меняют цены рынка, они свои прайсы на своих сайтах тоже меняют в сторону повышения, ориентируясь на то, что он представил заказчику. А заказчик эту цену выставляет как стартовую на торги, поскольку это был запрос у рынка. А рынок-то договорился", - замечает Кузнецова.Потерянные миллиарды выглядят внушительно, но это далеко не вся картина бедствия в госзакупках, обращают внимание эксперты. Об этом можно судить по другим скандалам. К примеру, вокруг Елены Скрынник, работу которой тоже вроде бы проверяли, но претензий не находили. Причем она сама отсылает в Счетную палату, которая, по ее словам, регулярно следила за деятельностью вверенного Елене Скрынник ведомства. А сейчас вдруг всплывает информация о многомиллиардных потерях. Масштаб действительно может быть больше, считает председатель правления Гильдии отечественных специалистов по государственному и муниципальному заказам Ирина Кузнецова: "Пока Счетная палата не прошла всех до одного заказчиков такой тотальной проверкой, каков объем бедствия по неэффективному и нецелевому использованию, еще предстоит узнать. Думаю, этим следует заняться очень подробно", - говорит Кузнецова.При таком подходе получается, что какой бы бюджет ни закладывали изначально на тот или иной заказ, цена всегда может измениться в сторону повышения. Еще одна загадка освоения этих средств в том, откуда чиновники берут эти переплаченные миллиарды, если при формировании бюджета там была заложена меньшая сумма, комментирует первый заместитель председателя комитета Госдумы по бюджету и налогам Максим Рохмистров: "Бюджет - это такая смета расходов, где прописано, сколько денег может потратить то или иное ведомство. И если где-то тратится больше, значит, это отбирается у кого-то другого. Они же не могут нарисовать. И думаю, что по получению заключений Счетной палаты надо посмотреть, откуда эти деньги появились и на что они направлены. На улучшение жизни отдельно взятых чиновников?" - задается вопросом Рохмистров.Самое частое нарушение правил размещения госзаказа - это ограничение доступа к торгам посторонних подрядчиков. Об этом тоже говорят аудиторы. Достигается это разными способами, от составления требований к выполняемым работам таким образом, чтобы они подходили только нужному исполнителю, до откровенного мошенничества при замене букв алфавита в названии заказа, чтобы его мог найти только свой подрядчик. Аудиторы не расследовали каждый случай в отдельности, но увидели, что загадочным образом очень многие конкурсы проводятся всего с одним участником, к примеру, заказы Рослесхоза подозрительным образом попадали к структурам, подконтрольным этому же ведомству, то есть фактически чиновники платили бюджетные деньги своим же подчиненным.Если нарушителей поймают за руку, им грозит наказание, но совсем нестрашное, замечает генеральный директор Центра размещения государственного заказа Александр Строганов. Контракт может стоить миллиарды, а штраф - это всего несколько тысяч рублей: "Это один из способов уйти от проведения торгов, за непроведение торгов существует штраф 50 тысяч рублей. Когда речь идет о многомиллионных закупках, такой штраф никого не пугает. Это распространенное явление, сам заказчик уходит от ответственности", - рассказывает Строганов.Эксперты отмечают, что при всем масштабе нарушений система госзакупок стала заметно прозрачнее, иначе, в конце концов, аудиторы и не находили бы никаких несоответствий в размещении заказов. Правда, логическое продолжение в виде полноценного расследования за этим следует нечасто. Выводы Счетной палаты остаются в статусе информационного сообщения, несмотря на шокирующие цифры, если только за один квартал потери составили более 70 миллиардов рублей, то за год счет может идти уже на сотни.

Источник:  "Вести ФМ"