Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Аукционы неслыханной щедрости

Опубликовано 07.11.2014

В Государственном бюджетном учреждении Псковской области «Институт регионального развития» полным ходом идет проверка. Прокуратура, Контрольно-ревизионное управление региональной администрации и Счетная палата Псковской области выясняют, как и каким образом данное учреждение использовало бюджетные средства. Многие думают, что причиной этой проверки стали разоблачения, сделанные депутатом Псковского областного Собрания Сергеем Макарченко, из-за которых глава региона Андрей Турчак и направил в ИРР инспекцию. На самом деле первопричина - в отношении госучреждения к законам нашей страны и его руководства к своим должностным обязанностям. «Новость довольно старая, и про это я слышал уже массу всяких вопросов. Тут нового для публики, кому интересно, кажется, ничего нет», - заявляет сам экс-руководитель ИРР Сергей Дамберг. Строгость российских законов компенсируется необязательностью их выполнения - чему тут удивляться?

Так в чем же суть претензий, предъявляемых сейчас Институту регионального развития? Пока инспекторы изучают бумаги госучреждения, мы попробуем систематизировать имеющуюся на данный момент информацию.

1. Институт не организовывал исследований самостоятельно, нанимая для этого подрядчиков

Как уже отмечал наш коллега Денис Камалягин в статье «Экспертный междусобойчик и бюджетные миллионы», ИРР изначально был создан для проведения социологических исследований. Штат организации - десятка полтора человек, часть из них - видные социологи и ученые (по их собственным словам). Региональному бюджету содержание штата Института обходится примерно в 12 млн рублей в год.

Могли ли эти «пролетарии умственного труда» организовать социологические исследования самостоятельно, без привлечения посредников? Запросто. Хотя бы потому, что по имеющимся сведениям штатная численность фирм-подрядчиков, выигрывавших конкурсы у ИРР и попавших в поле зрения депутата Сергея Макарченко, - ООО «Планета» и НП «Бюро социальных технологий» - один человек. Помимо этого массу лотов вообще выигрывали индивидуальные предприниматели (к примеру, ИП Иванов А.В. в 2013 году получил от ИРР контрактов на 767 тысяч рублей). Если один человек смог нанять интервьюеров и организовать их работу, что мешало это сделать десятку профессиональных социологов на государственном довольствии?

  

   Сам экс-директор и действующий научный руководитель ИРР Сергей Дамберг в социальных сетях технологию с посредниками объясняет так: «Я пытался заключать договоры с физлицами без конкурса - но мне объяснили, что это незаконно. Либо проводи конкурс - либо не вылезай за сумму, кажется, в сто тысяч. Если сбор анкет стоит дороже - фигачь котировки, конкурсы и проч.». Т.е. имея возможность все организовать по букве закона, руководство ИРР решило не мучиться с бумажной волокитой, обязательной для государственного учреждения, а предпочло делиться бюджетными деньгами с посредниками, для которых таких ограничений - нет. Несколько сотен депутатов Государственной Думы, десяток министров правительства и лично президент РФ Владимир Путин годами ломали голову над тем, как не допустить «странных» схем в госзакупках, разрабатывали и принимали федеральные законы... И все это - зря.

Итог: социологические исследования обходились бюджету Псковской области дороже, чем могли бы, поскольку в их цену закладывались услуги посредника. Работа по «открытым» схемам предполагает не только возможность полного контроля над расходованием бюджетных средств, но и гарантирует соблюдение законов в части выплаты налогов и сборов. Сейчас этот нюанс от наблюдателей скрыт.

2. Система организации государственных закупок в ИРР имеет признаки нарушения антимонопольного законодательства

Именно на этот момент и делал упор в своем запросе в Управление Федеральной антимонопольной службы по Псковской области депутат Сергей Макарченко.

Всего в открытом доступе имеется информация о 32 конкурсах на различные исследования, объявленные ИРР в 2009-2014 годах (за исключением 2011 года). Согласно этим данным в среднем Институт тратил на сторонние заказы порядка 3,5 млн рублей в год. И лишь в 2013 году эта сумма в почти в четыре раза превышает средний показатель – 13 млн рублей. Причем основные траты (10,7 млн) пришлись на вторую половину 2013 года на период, когда ИРР возглавил Сергей Дамберг.

  Причем львиная доля из этих миллионов была предоставлена по конкурсу, в котором приняла участие лишь одна фирма – ООО «Планета». Здесь уместно еще раз процитировать текст запроса Сергея Макарченко: «Заявки на конкурс подавало только это ООО и только с ним, как с единственным участником, подписывались договора. Итого за ноябрь-декабрь 2013 года и.о. директора ИРР С.В. Дамберг подписал договоров с ООО «Планета» на 8 995 000 рублей. Помимо этого в феврале, июне и июле 2013 года ИРР заключил договоров с ООО «Планета» еще на 908 000 рублей. В 2012 году – на 3 589 000 рублей».

Отметим еще один нюанс. Вплоть до лета 2013 года проводимые ИРР конкурсы привлекают участников из различных уголков необъятной России. В списке организаций, подающих заявки на лоты, представители Смоленска, Костромы, Екатеринбурга, Иваново, Москвы, Санкт-Петербурга. Они в конечном итоге ничего не выигрывали, но все равно чувствовался размах. Причем количество заявок на один конкурс доходило до шести штук. С осени 2013 года всю географию как отрезало - среди заявителей фактически одни псковичи, по две заявки на лот - победитель и проигравший.

  

Сергей Дамберг, комментируя эту ситуацию, заявляет, что «просто это такое дело - это не бизнес, в общем, на этом не заработаешь, поскольку уровень затрат наш, институтский - он в разы и разы ниже, чем могут это делать, например, московские фирмы или петербургские. … Это специфический вид работы, поэтому много фирм нет. Кроме нас мало кто вообще занимается [в Пскове] такими исследованиями - социологическими или маркетинговыми. Поэтому, конечно, одни и те же. В основном...». Почему до лета 2013 года заявки из иных городов были, а с его приходом интерес у иногородних фирм к псковским лотам почти пропал, даже к таким крупным – под 3 млн рублей, он не поясняет.

Как не поясняет и, к примеру, такой факт: в октябре 2013 года ИРР провело аукцион с максимальной суммой контракта в 2 995 200 рублей. На него была подана одна заявка от ООО «Планета» и лот ушел за 2 995 200 рублей – ИРР не удалось сэкономить на открытом аукционе ни одного рубля… Чудное совпадение.

Итог: значительная сумма средств ИРР, особенно в 2013 году, передавалась посредникам через аукционы и запросы котировок без серьезной конкуренции. В том числе миллионы рублей уходили по договорам с единственным участником конкурсной процедуры.

3. В конкурсах ИРР участвовали и побеждали фирмы, аффилированные с сотрудниками самого ИРР

В первую очередь стоит рассмотреть фирму-подрядчик Некоммерческое партнерство «Бюро социальных технологий». Краткая история этой организации изложена в заявлении Сергея Макарченко. Напомним лишь, что в числе ее учредителей числится начальник исследовательского отдела ИРР Дмитрий Лебедев, который формально отвечает за составление технических заданий для подрядчиков Института. После публикации депутатского расследования он поспешил заявить, что давно не сотрудничает с НП БСТ. Но в справке ЕГРЮЛ от октября 2014 года его имя фигурирует однозначно. Как и имя директора этого партнерства Светланы Прокопьевой, в свое время также являвшейся штатным сотрудником того же ИРР.

Победы НП БСТ в конкурсах ИРР фиксируются с 2009 года - в среднем по две-три в год. Но мы обратили внимание на две из них, случившиеся в 2013 году. 14 июня НП БСТ выиграло контракт у ООО «Лепрекон» (Пенза) с разницей в 5 000 рублей. 19 августа НП БСТ выиграло у ООО «Компания АНАТЕЯ» (Москва) с разницей в 3 750 рублей. Оба эти конкурса проходили путем запроса котировок. В битве некоммерческого партнерства Дмитрия Лебедева и пришлых конкурсантов, БСТ выигрывает с минимальным перевесом.

Тут вновь уместно процитировать Сергея Макарченко: «Вредова Ирина Геннадьевна - Секретарь комиссии по проведению процедуры рассмотрения и оценки котировочных заявок… известна как штатный сотрудник ИРР, обозначенный как контактное лицо по всем вопросам, связанным с госзакупками. А также она с недавнего времени заместитель директора ГБУК «Псковский академический театр драмы им. А.С. Пушкина» и жена Лебедева Дмитрия Юрьевича».

К материалам Сергея Макарченко по взаимодействию ИРР с ООО «Планета» тоже есть что добавить, помимо того, что эта фирма является главным подрядчиком ИРР и ее директор Марина Бучиус более чем тесно связана с Институтом.

К примеру, на конкурсные процедуры помимо ООО «Планета» заявлялся и «Индивидуальный предприниматель Бучиус Марина Анатольевна». Так в сентябре 2013 года этот ИП составлял конкуренцию другому ИП в битве за лот на 417 000 рублей…

И в целом, нам не удалось найти следов деятельности ни ООО «Планета», ни НП БСТ, не связанной с Институтом регионального развития. Складывается ощущение, что обе эти организации функционировали только ради исполнения контрактов госучреждения.

Итог: когда один из ключевых работников госучреждения создает некоммерческую организацию, которая через некоторое время становится одним из основных получателей контрактов от этого учреждения, это слишком похоже на конфликт интересов. Когда эту коммерческую организацию попеременно возглавляют близкие друзья этого работника (широкой общественности это не так известно, но факт остается фактом), которые при этом тоже работали в этом же госучреждении, это тоже крайне похоже на конфликт интересов. Когда работники госучреждения, аффилированные с одним из постоянных участников конкурсов и котировок, имеют доступ к формированию технического задания и цены заказа - это похоже уже не на конфликт интересов, а на коррупцию.

Но самый главный вопрос, ответ который может все объяснить и расставить точки на «i», пока никто вслух не произнес. И звучит этот вопрос так: «Делились ли подрядчики деньгами с сотрудниками Института регионального развития?».

***

Удивительно, конечно, что руководителю учреждения, в названии которого фигурируют слова «государственный» и «бюджетный», Контрольно-ревизионное управление и Счетная палата вынуждены разъяснять, что такое конфликт интересов и антимонопольное законодательство, Управление Федеральной антимонопольной службы - правила размещения рекламных конструкций, областная прокуратура – положения Бюджетного и Трудового кодекса и требования федерального закона о СМИ. И все это происходит в регионе, бюджет которого ждет значительное сокращение – одних госпрограмм порежут на 26%. Зато по поводу государственного учреждения, которое списывает на некие исследования миллионы рублей в год, никто даже не чешется.

Что же такого выдающегося изучила ООО «Планета» на 10 миллионов рублей? Покажите общественности это великое исследование. Кто нам объяснит целесообразность таких трат из бюджета с дефицитом в 6 миллиардов? Может быть, господин Дамберг, расскажет, какое такое важнейшее управленческое решение, закон или госпрограмма были приняты по итогам этого очень дорогого изучения общественного мнения? За какие позитивные нововведения жителям региона стоит поблагодарить НП «Бюро социальных технологий», освоившее минувшим летом 1,8 млн рублей?

Если на селе закроют школу – пострадают дети и учителя. Кто пострадает, если закроют ГБУ «Институт регионального развития»? 16 миллионов за два года только на одних исследования – это вам не копейки на сельских старостах экономить.

 

Источник: http://pln-pskov.ru